Delirium

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Delirium » Рейвбэк » Будь добр, верни мне мои ноги (с)


Будь добр, верни мне мои ноги (с)

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Название: Будь добр, верни мне мои ноги (с)
Дата/место событий: Второе пришествие Алисы т.е. Alice: Madness Returns. Машинерия.
Описание: Соня и Мартовский Зая обуреваемые жаждой кровавой, но справедливой расправы: растащили бренное тело Шляпника. Буквально. Один забрал ноги, другой - руки, оставив в распоряжении горе изобретателя лишь туловище и голову. В таком печальном положении его и обнаруживает Чешир, которого валерьяной не корми - дай поглумиться над ближним.)
Игроки: Mad Hatter, Cheshire Cat

Отредактировано Mad Hatter (14.01.12 22:10:27)

0

2

Это тебе не карамельные конфетки.
Кот сидел под одним из кустов находящихся в более-менее спокойных землях неспокойной страны. Он щурил глаза, будто разомлевшая кошатина грелась под теплыми лучиками солнца. Однако утро выдалось на удивление мерзким – морозный дождь мелкой росой касался земли. Легкий шепот природы, сопровождавший неслышную музыку дождя, множился, вторя самому себе, напоминая перешептывание умерших на кладбищах по ночам. Тяжелые свинцовые облака слившись в единый холст угрожающе гудели от негромких перекатов грома. День тоже обещал быть суров к жителям сих земель, однако куда уж суровее, никто понять не мог.
Кот пытался мыслить, но редкие холодные капли, что просачивались сквозь завесу листьев, настойчиво попадали на голую спину животного, чем неимоверно отвлекали. Чешир морщил (насколько ему позволяло его кошачье строение) нос, а кончик костяного хвоста нервно подрагивал выражая общее раздражение.
-Что делать и  как быть?
Он машинально приоткрыл глаза, ища собеседника. Но никого рядом с Чеширским не наблюдалось, а потому он недовольно фыркнув, еще больше разочаровался в утре.  Поэмы не вспоминались, хотелось даже разодрать пару мелких зверюшек на лоскуты, однако он гуманно предостерег себя, сдерживая довольно сильный порыв. А мелочь, будто почувствовав его недобрый настрой быстро как будто растворилась в воздухе, оставив о себе напоминанием запахи и сливающиеся со звуком дождя шорохи.                                                                                                         
Не смотря на свою любовь к одиночному времяпрепровождению, кот любил делиться своими взглядами и мыслями, пусть даже многим это не нравилось.  Пусть даже многие пытались его сцапать за загривок или отрубить голову.
Вздорные создания…
Думал кот и внезапно вспомнил, как каждый раз исчезая в воздухе, оставляет врагу лишь свою улыбку на память. Да и то, ненадолго. Тут в сознании кота словно мелькнуло что-то. Чешир принюхался. Запах мокрой земли и напитавшихся растений был с примесью чего-то нового, пахнущего машинным маслом. Так пахло в коридорах обиталища Болванщика, которые кот изучал в свое время, изредка наведываясь к Мартовскому зайцу и Соне.  Бродя долгими скрученными коридорами, слушая мирный клекот механизмов, кот запомнил этот запах пропитавший все нутро того места.
-Пусть меня покусает мимсик, если мне почудилось.
Однако запах продолжал еле живым духом витать меж мелких листочков куста. И будто в подтверждение этому, кот услышал скрежет механических запчастей, словно какой-то большой дурак царапал вилкой по металлическому листу. Ностальгия ли тревога ли, но что-то заставило исчезнуть Чешира с места его пребывания и отправиться на разведку туда, куда он всегда ходил с большой неохотой. Машинерия никогда не располагала к себе. По крайней мере, она никогда не располагала к себе живых существ. Сейчас она представляла собой огромную свалку покореженных механизмов, которые в тусклом освещении чудились жуткими монстрами.
Когда лапы коснулись пола, взору коту открылся изумительный вид.
-Отлично выглядишь, друг мой, - растягиваясь в широченной улыбке, кот буквально смаковал зрелище перед собой.
Значит Соня и Заяц все-таки свершили акт возмездия.
В более раннее время шляпник не мог похвастаться целостностью своего облика. Сейчас же он лежал посреди груды железного мусора вообще без конечностей. И выглядел не вполне довольным жизнью. Почему-то это поднимало настроение полосатому, он даже забыл про недавнюю тревогу, которая толкнула его отправиться в эти края.
-Отдых идет тебе на пользу, - фыркнул хвостатый, обойдя Шляпника и сев чуть поодаль.

+1

3

Тягучее машинное масло растекалось под Шляпником мерзотными жирными лужицами, напоминая новоявленному инвалиду о сотворенном над ним актом чистого вандализма. Назвать по иному пропажу своих драгоценных конечностей, пересохший язык просто не поворачивался. Места плечевых суставов неприятно саднили, как ровным счётом и нижняя часть туловища, ныне завершающаяся двумя рваными культями. О да, раньше на их месте была привинчена пара функциональных и длинных ног.
Всё же Болванщик был человеком, хоть и механизированным. Многочисленные протезы с фанатичным мастерством вживленные в некогда слабое тело были соединены с нервными окончаниями, дабы их обладатель мог без труда управляться со всей той инородной начинкой покоящейся внутри живых тканей. Благо, насос, заменяющий изобретателю сердце работал автономно, продолжая поддерживать жизнь в обезображенном организме независимо от отсутствия/наличия других частей тела.
Ещё пару часов назад безумец находился в состоянии Шизостерии, представляя собой отвратительного горбуна с не в меру длинным носом и пугающе осесимметричным конечностями. Последствия стресса и болевого шока.
Ныне же, потеряв львиную долю как крови, так и машинного масла, он вернулся к своему человеческому облику, отчего зрелище, к слову, лучше не стало.
Посреди свалки, куда забросили его заклятые друзья, забытый всеми наравне с грудами старого искореженного металлолома, черноволосый и ещё более бледный чем обычно мужчина не интересовал ровным счётом никого, кроме мелких железных грызунов. Их маленькие треклятые глазки бездушно поблескивали сквозь щели в полу, словно посмеиваясь над его неприглядным положением.
Ох, и если бы только это. Беда никогда не приходит одна.
- Отлично выглядишь, друг мой.
Нет, ну это уже варварство, - подумалось Шляпнику. Мало того, что он потерял добрых четыре части себя самого в самом буквальном смысле, так нелёгкая ещё и послала к нему Чешира с фирменной лыбой на самодовольной кошачьей морде.
- Бывало и хуже, - прохрипел брюнет, внезапно ощутив подступившую к горлу рвоту. Он с силой стиснул зубы, дабы сдержать позорный позыв до того времени, как кошачье отродье потеряет к нему интерес и испарится в небытии. Увы, Безумный слишком хорошо знал нежданного гостя, и готов был биться об заклад, что пока этот выродок не поточит о его грудь когти - избавиться от него не удастся.
- Отдых идет тебе на пользу.
- Могу устроить тебе аналогичный "курорт" в ближайшем будущем, - рыкнул Болванщик и более не в силах сдерживать рвущуюся наружу жижу, сплюнул на пол чёрную токсичную слизь, хаотично содрогаясь всем телом (ну т.е. тем, что от него осталось). Приступ болезненного кашля дополнила острая боль в грудине, отчего лицо безумца исказилось в агонической гримасе, давая коту лишний повод гаденько ухмыльнуться. 
С трудом выровняв дыхание, мужчина закинул голову назад, являя свою физиономию свету тусклых электрических ламп. Под глазами его залегли жуткие синяки, символизируя серьёзную потерю эритроцитов, а с нижней губы тонкой струйкой до подбородка стекала чёрная маслянистая жидкость.
- Передай этим ублюдкам, - собрав оставшиеся силы на удивление спокойно и размеренно протянул Шляпник, - что в следующий раз я вырву им гортань, - его лицо озарила такая садистская улыбка, что даже крысы испуганно замерли, стараясь ничем не выдать своего незримого присутствия.
- А потом посмотрю, как они захлебнутся собственной кровью, - стены Машинерии отразили сдавленный смех, постепенно переросший в уже знакомый кашель.
Алиса, помоги мне, когда же это закончится...

+1

4

Видеть, как некогда садист всея Страны испытывает муки сам – за это белый Кроль бы душу наверное продал. Ведь  одним прекрасным моментом в далеком прошлом, Болванщик буквально растоптал зайца-блондина в лепешку. Но, по правде говоря, Чешир никак к этому не относился.  Он не знал - сочувствовать ему или нет – все равно ведь оправился потом. Белый. Ну, разве что у Кроля глаз стал дергаться от звука «шагов».
- Могу устроить тебе аналогичный "курорт" в ближайшем будущем.
-Да ты просто само обаяние, но я пожалуй откажусь.
Кота не то чтобы доставляла такая ситуация. Просто ему было любопытственно, да и когда еще вот так удастся побыть «наголову выше» столь высокого существа.
Забавно, ничего не скажешь, - думал про себя хвостатый, улыбаясь комично обрисованной у себя в мозгу картине. Сейчас ему казалось, что это он стоит возвышаясь над Шляпником на его огромных ногах-ходулях, а сам ученый с телом Чеширского кота сидит под кроватью не высовывая носа. В прочем, не так уж и не высовывая.
Чешир слегка отвел уши назад и как будто чуть съежился, нервно мотнув хвостом, когда Шляпник разразился жутким кашлем. Похоже, тому становилось все хуже, по понятным причинам. Да и внешне его человеческий облик выглядел крайне и крайне измученным. Однако полосатый не унимался, ему как будто хотелось проверить, найти ту черту, когда безумный ученый сломается. Ну, или хотя бы потеряет сознание. Нет, Чеширский не отрицал того факта, что сам является латентным садистом. Просто он проявлял это по-своему. Например, наблюдая чью-то медленную смерть, что в Стране Чудес в последнее время стало делом привычным. 
-  Я бы на твоем месте, на полу так долго не лежал бы, так и простудиться ненароком можно, - кошачья морда сделала вид серьезный и обеспокоенный, но буквально на пару секунд. Он прекрасно знал, что Болванщику на данный момент и без того тошно, ну и уж тем более этот факт зримо усиливался его полосатым присутствием. Кот все еще был здесь, наверно потому что Шляпник не мог изловить его и сделать что-то противоестественное.  А у Безумного просто не было выбора.
- Передай этим ублюдкам, что в следующий раз я вырву им гортань. А потом посмотрю, как они захлебнутся собственной кровью.
Чешир мыркнул, будто хотел было поступиться своими принципами и засмеяться, но он выдержал столь нелегкое испытание данного момента и сделал вид, что подавился.
-Абсурд, чем вырывать то будешь? – хвостатый мерзавец будто вконец обнаглел и подошел чуть ближе к ученому, самодовольно щурясь, но лишь на столько, чтобы не запачкать лапы в "механической" крови  - Думаешь, протянуть до следующего раза?
Это эдакая упорность Шляпника, это его безграничная самонадеянность как-то даже нравились коту.  Иногда. Когда он задумывался о шляпниках или шляпах. Единственное. Что нравилось полосатому.
И чего ты добился, - кот последовательно изучал обезображенное тело Болванщика, задерживая взгляд на ранах, - боль наверняка адская.

+1

5

Пропустив мимо ушей едкие замечания Чешира, чему поспособствовала ожесточенная борьба с собственным горлом и тем, что пыталось из него вырваться: будь то утробный кашель, кряхтение, стон или кровь, Шляпник пришел в себя несколькими минутами позже, обнаружив полосатого наблюдателя на расстоянии вытянутой хкм...руки.
- Думаешь, протянуть до следующего раза?
Теперь он мог явственно ощутить запах влажной шерсти, которой, к слову, у кота было не так уж и много. Как же Болванщик жалел, что не может дотянуться до серого мешка с когтями и сугубо в воспитательных целях схватить того за шкирку. Чеширскому не составило бы труда раствориться в воздухе, но такой расклад прояснил бы кто здесь хозяин. А что теперь? Теперь у него и рук то нету.
- Я сильнее чем кажусь, костлявый. Тебе ли не знать, - губы брюнета расползлись в полной горечи и усталости усмешке. В глазах его неожиданно появилось смирение, как будто он разом сложил все амбиции в долгий ящик.
Может он и заслужил быть заживо расчлененным, в конце концов - его бывшие приятели немалого повидали, будучи на ролях подопытных в его "гениальных" проектах. Тем не менее, он не мог не затаить злобу на всё произошедшее. Слишком велика была цена и беспомощно его положение, чтобы говорить о всепрощении и покаянии.
Шляпник никогда не стремился к разрушению, его основной целью было - создавать. Созидать что-то новое, улучшать нечто старое. Вживляя механические кости Зайцу, он был движим благими намерениями - усилить его опорно-двигательную систему, раскрыть коэффициент скорости. Да, без наркоза. Да, без туманящих разум психотропных инъекций. Всё для того, чтобы друзья оставались в полном сознании и отдавали отчёт частью какого великого будущего они могут стать. Стали свидетелями торжества механики над природой. Его, Шляпника, торжества.
Мужчина скривился от внезапной боли в районе ребер, отметив между тем, что места потерянных конечностей саднят всё меньше. А значит наступил период консервации: когда машинное масло сворачивалось на местах ран, подобно кровяным клеткам и препятствовало проникновению инородной заразы. Всё же, он гений. Он Болванщик.
И кто, как ни он должен был предусмотреть все варианты продления собственной жизни, не взирая на величину полученного им физического урона.
- Даже в состоянии подобном этому, я могу существовать не одну сотню лет. Но я предпочел бы провести её в одиночестве, - изрыгая сдавленный шёпот, Безумный повернул голову в сторону кота, вглядываясь своими ныне бесцветными глазами в глубину жёлтой радужки, - ты и сам то не больно цветешь и пахнешь, - уже более миролюбиво заключил он, подсознательно побаиваясь того, что его случайный гость исчезнет также мгновенно, как и появился. На самом деле, гнить одному посреди мусорных куч не вызывало у Шляпника и доли энтузиазма.
- Как давно ты последний раз принимал человеческий облик? - на сей раз в хрипловатом голосе безумца сквозил чисто научный интерес, - не боишься навсегда застрять в кошачьей шкуре?
Давай, сукин сын. Говори со мной. Я знаю, что ты только и ждёшь возможности поточить лясы. А я пока подумаю, как твоё присутствие можно использовать. Из каждой ситуации есть как минимум три выхода и ты вполне можешь сойти за один из них.

+1

6

- Я сильнее чем кажусь, костлявый. Тебе ли не знать.
И знание – сила, - резонно подумал хвостатый, - и физика на лицо, а что тебе эта сила, когда не чем её реализовывать.
Как не котообразному сумасшедшему наблюдателю, который разнюхивает и выведывает без труда и лишь ради собственной выгоды не располагать всякой полезной для сохранения собственной жизни информацией? Пусть он не особо любил ей пользоваться – не видел причин и смысла, ведь с побоища он мог упорхнуть быстрее тени тающей на солнце, но подрабатывая гидом по Стране, он часто давал более- менее полезные советы. Особенно тем, кто с охотой его слушал.
Ученый, тем временем, стал выглядеть благожелательнее, что ли. Техническая кровь перестала хлестать, а сам Болванщик вроде как перестал испытывать муки физической боли. По крайней мере – в его глазах читалось что-то вроде успокоения, как на лицах больных, которых резко отпустила агония и наступило хрупкое облегчение. И все же Чеширский не позволил себе вздохнуть с ощущением свободы действия – кто знает, что может выкинуть это существо?
Почему-то именно сейчас, кот стал резко воспринимать большое количество запахов, таких свойственных этому месту.  До этого момента, он не ощущал их и даже как-то не заострял внимания на том, какое обилие ароматов похает под огромным куполом Машинерии.
Самый въедливый источало то вещество, что текло по жилам Болванщика, и сейчас загустевающей лужей обрамляла его тело.
Чешир вообще много значения придавал различным запахам, по которым он ориентировался в пространстве.
- Даже в состоянии подобном этому, я могу существовать не одну сотню лет. Но я предпочел бы провести её в одиночестве.
Кота словно вытащили из раздумий, окатив холодной водой. Как так – чтобы он, вездесущий кот вот так, в таком довольно гнетущем месте наедине с одним из опаснейших существ королевства, взял и замечтался до отключки от реальности? Стареешь, Чешир, как пить дать.
-А может вообще с ума сошел.
В прочем, кот проигнорировал это замечание – лишать себя такого редкого в нынешнее время удовольствия поговорить с кем либо, желает он того или нет? Ах, оставьте. Скорее он позволит королеве или начальнику стражи отрубить себе голову.
-Ты и сам то не больно цветешь и пахнешь.
Внезапно кот сменил «гнев, на милость», что все же не отменяло его настроения. Если субъект идет на контакт и даже добровольно ведет с ним диалог – да это дорогого стоит. Полосатый, вопреки здравому смыслу, подергал себя передней лапой за колечко в ухе, будто задумываясь над словами Шляпника.
-Не смотря на то, что ранее я был более весомый, чем в данный момент, это нисколько мешает мне.
Коту действительно было даже скорее на лапу, те изменения в его внешности, нежели его прежний вид. Быть откормленным конечно приятно, а тощим и юрким на данный момент веселее и безопаснее.
- Как давно ты последний раз принимал человеческий облик?
-Пожалуй, это было пару сотен лет тому назад, - прикинув в голове, кот улыбнулся чуть шире, предаваясь старым добрым воспоминаниям.
Да уж, какие были времена. Хотя, что уж вспоминать о том, чего точно больше никогда не будет. Как говориться, что плакать по усопшему, когда вокруг полно живых людей?
-Не боишься навсегда застрять в кошачьей шкуре?
О, никогда об этом серьезно не задумывался.
-Да даже если и так, я думаю - в этом нет ничего страшного. Я ведь кот. Мне свойственно выглядеть котом. Конечно, коту не свойственно разговаривать или там, таять в воздухе, но мне, пожалуй, можно, - Чеширский совсем, казалось, освоился, не чувствуя опасности со стороны своего собеседника. А тот выглядел достаточно сосредоточенным, что вполне устраивало кошью морду.

+1

7

Дыхание Шляпника нормализовалось, возвещая о полной герметизации искалеченного тела. Внутреннее давление также пришло в норму - уменьшилась нагрузка на внутренние органы, механизмы которых перешли от опасного аварийного к стандартному режиму работы.
Каждой клеточкой своего тела Безумный ощущал как восстанавливается кровообращение, направляя потоки жидкой соединительной ткани по венам, а технические масла прямиком во внутримышечные трубки. Исправная циркуляция жидкости в организме способствовала возвращению более или менее здорового цвета лица, что в случае Болванщика означало лишь незримый переход от яро бледного оттенка до чуть менее мертвенного.
Пространные диалоги с Чеширом о его драгоценном "Я" не вызывали у него особого восторга, но выбора у Шляпника в сложившейся ситуации не было. Самому выбраться из кладбища шестерёнок - миссия заведомо обречённая на провал. Единственная самостоятельная перспектива - жрать землю и обрастать пылью. Даже окажись он в Лаборатории, восстановить утерянные запчасти он бы не смог, уродливые близнецы не подчиняются ему со времен первого пришествия Алисы, да и их кривые пухлые ручки могли разве что доломать несчастного до состояния бездумной покрышки.
Тем не менее, чёрта в кошачьем обличи сии проблемы заботили мало. Он по обыкновению своему тёрся вокруг да около, толкая речи о себе любимом. Шляпник чуть презрительно сощурился. Он никогда не жаловал Чешира, по большей части потому, что тот мог являться куда и когда ему вздумается и никто, НИКТО в этом больном Королевстве не мог от него избавиться. Сколько раз Безумный мечтал разобрать Кота на хирургическом столе. Вскрыть грудную клетку и мозговую полость, провести анализы, выявить то чудесное отклонение, что позволяет неофициальному гиду Страны Чудес исчезать и появляться по своему разумению. У каждого дара есть свой источник по извлечении которого, тот мог быть вживлен в любое другое тело, наделяя его аналогичными способностями. Болванщик облизнул пересохшие губы, продолжая внимать бархатистой речи хвостатого животного.
Однажды он обязательно сделает это, заглянет внутрь хлипкого кошачьего скелета.
- Будь у тебя руки вместо лап, ты мог бы принести стакан воды, - с притворно печальной улыбкой поперёк физиономии произнёс безумец, - какой прок от советов, когда у тебя нет ног, чтобы куда-то пойти и рук, чтобы что-то сдлеать? Не этим ли целыми днями маялась бедная Алиса? Гонялась за твоими призрачными улыбками?
Мужчина набрал в лёгкие побольше воздуха, едва снова не закашлявшись от ядовитых испарений, витающих в нём.
- Вот он я, - кисло усмехнувшись пропел Шляпник, - творец на свалке своих собственных детищ. Какая гадкая всё таки ирония...А теперь оставь меня спокойно гнить, раз не можешь помочь сцепить ничего кроме языков.
Рассчёт Болванщика был сделан на обратное - Чешир не уйдёт, пока его гонят. Он будет смаковать момент  и тешить своё усатое самолюбие до полного краха оппонента. Вторая же ставка как раз была сделана на сие самолюбие. Чуть ли ни откровенное обвинение в бесполезности, должны были направить мысли Кота в полезное русло: пускай результатом их будет даже банальный стакан той самой воды.

Отредактировано Mad Hatter (16.01.12 10:40:34)

+1

8

Чешир прекрасно осознавал, что сии разговоры для ученого ничего, ровным счетом не стоят. Вот уж кто человек дела, а не слова, сколько помнит себя хвостатый. Резкий в интонациях и безумный, еще более обычного,  полосатый помнил, как он рвано объявлял о начале новых безумных деяний во имя науки.  Ученый никогда не растрачивал себя на пустую болтовню. Если только в далеком прошлом.
А сейчас Шляпник пусть и скрепя зубами, хотя это возможно было что-то механическое в нем, но поддерживал беседу. Это было на него не очень похоже. На нынешнего Безумного. 

-Настораживат. Да и самочувствие у него, похоже, куда стало лучшим, - отметил про себя кошак, не наблюдая конвульсий уже которую минуту. Глядя на ученого невольно понимаешь всю его гениальность, пусть и столь неформальную. "Научить" свой организм выживать любой ценой, не смотря ни на какие обстоятельства - это конечно дорогого стоит. Чешир невольно вздрогнул и сглотнул, вспомнив, что и его, не смотря на всю его зримую неуловимость, можно убить.

- Будь у тебя руки вместо лап, ты мог бы принести стакан воды.  Какой прок от советов, когда у тебя нет ног, чтобы куда-то пойти и рук, чтобы что-то сделать? Не этим ли целыми днями маялась бедная Алиса? Гонялась за твоими призрачными улыбками?

Кот почуял что-то неладное. То ли стальная  интонация в голосе что резко появилась у Шляпника, свидетельствуя о его более лучшем самочувствии, то ли взгляд его в котором вновь заблестел всем известный безумный огонек научного… любопытства, заставили Чешира упорхнуть бабочкой, если так можно выразиться, чуть поодаль. Кошья морда прекрасно знала, что даже если ученый очень захочет, ничего не сожжет сделать, однако рисковать. Пожалуй на сегодня он и так уже нарисковался всласть.
-Не очень то мне верится, что тебе больше всего на свете именно сейчас нужен стакан воды. Ты вообще воду то пьешь? – растянувшись в очередной широченной улыбке, кот явил свету жутковатые (по началу для непривыкших и все время для слабонервных) желтые, а в первую очередь человечьи зубы и ободранные десны с кровоподтеками, будто намедни он решил похрустеть гравием. Так кот улыбался только в самых крайних случаях. Сейчас случай был не  самый крайний, но Чеширу вдруг захотелось. Эти зубы единственное, что напоминало о его возможном человекоподобии.
Не сказать, чтобы полосатого этакая странность не устраивала. У него она  была всю жизнь, даже когда он был добрым и многообещающим.
Однако Чеширский чувствовал, как Шляпник его подначивает. Он даже догадывался на что, и кот бы сплясал польку, если бы ученый не начал прямиком издалека. Хотя, учитывая безумство всего населения, тут все всегда и испокон веков начинали откуда угодно, быть может, начинали заканчивать откуда вздумается или где посоветует тетушка. Но никто ни в коем разе никогда не говорил напрямую. Это закон.
-Советы мои потому и советы, а не действия, друг Шляпник, что я их раздаю ввиду своей хм… недееспособности, а малышку Алису лучше не поминать всуе, - заключил полосатый и чуть прикрыл глаза.  В голове кота давненько не варилось столь доброй каши.
-Да и зачем мне куда-то идти, когда я умею столь превосходно исчезать, когда захочется, - и словно в подтверждение своих слов – Чешир начал таять в воздухе, постепенно растворяясь в нем, будто в тумане или супе из мозгов. Улыбка задержалась чуть дольше, уже по привычке, а вскоре кот образовался по другу сторону от Болванщика.

Свернутый текст

Звиняюсь за столь мелкий ответ, почитай сегодня у меня немного нещастье.

+1


Вы здесь » Delirium » Рейвбэк » Будь добр, верни мне мои ноги (с)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC